От Дарвина до Хопкинса. Как аутизм и синдром Аспергера влияют на звезд науки и искусства

2 апреля – Всемирный день распространения информации о проблеме аутизма. Полотна с банками супа «Кэмпбелл» Энди Уорхола иногда ошибочно считают иронией над популярной культурой. В интервью журналу Time он говорил: «Я просто пишу вещи, которые всегда считал красивыми, вещи, которыми вы пользуетесь каждый день и о которых никогда не думаете». Возможно, любовь ко всему повторяющемуся и стереотипному, как и его социальная неуклюжесть, были проявлением аутизма. Современные психологи всё чаще говорят о взаимосвязях между аутизмом и креативностью, опровергая стереотипы об пассивности, отсутствии воображения и бесчувственности аутистов.

Collapse )

Контркультура в Живом Журнале: акселерационизм и темное просвещение по-русски

2000 год. Русскоязычному интернету (рунету) скоро исполнится 10 лет, и он уже имеет развитую культурную среду: медиа (Gazeta.ru, РБК), популярные форумы (гостевые книги сайтов Андрея Кураева, Polit.ru, «Русского журнала»), сетевые библиотеки (Lib.ru Максима Мошкова). Есть даже собственная литература — от коротких сатирических рассказов Алекса Экслера и Юрия Нестеренко до конкурса интернет-творчества«Тенёта», среди победителей которого были такие известные персонажи, как поэт Григорий Дашевский и один из главных представителей русскоязычной психоделической прозы Егор Радов.

Collapse )

История детской литературы и ее влияния на гендерное самоопределение

О детских книгах часто рассуждают с усмешкой, как о чем-то несерьезном и малозначимом. Но стоит их покритиковать или написать где-нибудь в фейсбуке, что современные образцы этого жанра даже не «лучше», а всего лишь «не хуже» тех, что уже превратились в канон... И вот тут вы увидите, насколько серьезно на самом деле относятся к детским книгам. Это неудивительно: в конце концов, именно они закладывают основы взглядов на жизнь, и, конечно, всем нам хочется, чтобы мнение следующего поколения по основным вопросам совпадало с нашим. При этом детская литература — жанр крайне изменчивый, подстраивающийся под актуальные нужды и запросы общества. А одним из самых старых и острых вопросов остается разделение на книги для девочек и для мальчиков.

Читать дальше в журнале "Нож"

Collapse )

Восемь философских объяснений фильма «День сурка»

Одному из лучших в мире фильмов в этом году исполняется 25. Все это время фанаты (судьба всех культовых произведений) искали в нем скрытые смыслы и применяли его философию к другим вещам.

via GIPHY

Читать дальше в журнале "Нож"

Collapse )

Москва-89 через объектив бельгийца Гарри Груйера


Бельгийский фотограф Гарри Груйер, почетный член агентства Magnum Photos, бывал в России трижды и каждый раз с промежутком в двадцать лет: первый раз проездом — в 1969-м, а затем — в 1989-м и 2009-м. Из последних двух поездок он привез два чемодана сувенирных фотографий, которые легли в основу фотокниги «Москва» (Les Editions Be-Poles, Париж, 2010). По мнению автора, в конце 80-х он застал чахлый мир рушащегося коммунизма, когда русский не знал, каким богам молиться, а в 2009-м — расцвет агрессивного капитализма с билбордами на каждом шагу.

Читать дальше в журнале "Нож"

Collapse )

Похоронные обряды до революции, после нее и сейчас: как и зачем мы все это делаем

Каждая хорошая идея, которая когда-то приходила вам на ум, уже кому-то до этого тоже приходила. Это касается и похорон. Люди и в корабли трупы клали, и в амфоры запихивали, и в деревянные ящики заколачивали; топили и сжигали, зарывали и откапывали. И это только магистральная линия, параллельно существует неизведанный мир под названием Регион. Там свои порядки и законы: захотели покойнику на лицо блин положить —положили, проволокой обмотать — обмотали. Тема похорон табуирована, к ней не так просто подступиться. Во многом из-за этого Анна Соколова, кандидат исторических наук, научный сотрудник отдела русского народа Института этнологии и антропологии РАН, координатор Лаборатории социальных исследований смерти и умирания, и начала ее изучать: хотелось говорить о том, о чем говорить не принято. Агата Коровина узнала у нее, зачем под покойника клали мешочек с ногтями, где дети сами хоронили детей и нужны ли нам новые обряды в цифровую эпоху.

Читать дальше в журнале "Нож"

Collapse )

Что творится в британских пабах для работяг


Итальянец Марко Сконочча изучает британских рабочих и чавов как предмет культурного наследия Королевства. Пабы — системообразующее место, где рассказываются истории, выбиваются золотые зубы и прелестницы в кожаных трусах разводят бригадиров на пинту «Гинесса».

Читать дальше в журнале "Нож"

Collapse )

Арт-кабаки Серебряного века. Как снимал стресс цвет русской культуры

Когда великий итальянец Томмазо Маринетти в 1914 году приехал в Россию, его отвели в подвальное кафе «Бродячая собака». Он сидел за столиком, осушая бокал за бокалом, не обращал внимания на то, что творилось на эстраде и, периодически стряхивая сонливость, разражался громовой тирадой: «Обладать женщиной — не значит тереться об нее, а проникать телом в тело! Вставлять одно колено между ляжек? Какая наивность! А что будет делать второе?» Русские посетители кафе от возгласов трепетали — а речь шла о том, как правильно танцевать танго: яростный футурист Маринетти только что опубликовал манифест «Долой танго и Парсифаля!» и шпарил кусками из него. Тема была актуальной — в «Бродячей собаке» как раз этот танец считался самым модным, в пику «устарелым» ужимкам босоногой позерки Айседоры Дункан.

Читать дальше в журнале "Нож"

Collapse )

10 дней молчания и мысли о содомии. Как я прошел випассану

Випассана преподается на десятидневных курсах, участники которых принимают обет молчания и оказываются наедине с собой. Это древняя техника медитации, дошедшая до нас, как говорят, от самого Сиддхартхи Гаутамы, то есть Будды. Курсы випассаны проводятся в специальных центрах по всему миру — всего их более 180, и существуют они на пожертвования, так что приключение будет халявным. Одарить рублем центр можно только после прохождения хотя бы одного курса.

Читать дальше в журнале "Нож"

Collapse )

Новый год - это ад

На елочных базарах продают куцые деревья, и самым последнимротозеям достаются ободранные мутанты, которые можно разве что притулить кое-как в угол и задрапировать плешивость блестящим «дождиком». Ёлочный базар, небольшой клочок пространства, обнесенный хлипкой оградкой, напоминает братскую могилу, где деревья лежат вповалку друг на друге, пока покупатели выбирают наиболее подходящий труп, который создаст им новогоднее настроение в этот раз. Во времена моего детства елки оборачивали куском веревки — ничего другого просто не было. Едешь домой в набитом трамвае, тебе десять лет, и в глаза тебе лезет чья-то ебучая ель, колючая, как дикобраз. Граждане тихо матерятся. Теперь ёлки, слава богу, пакуют в сети, как русалок, и даже доставляют на дом. С антресолей извлекаются коробки с игрушками, и вот время пришло!

Читать дальше в журнале "Нож"

Collapse )