Контркультура в Живом Журнале: акселерационизм и темное просвещение по-русски

2000 год. Русскоязычному интернету (рунету) скоро исполнится 10 лет, и он уже имеет развитую культурную среду: медиа (Gazeta.ru, РБК), популярные форумы (гостевые книги сайтов Андрея Кураева, Polit.ru, «Русского журнала»), сетевые библиотеки (Lib.ru Максима Мошкова). Есть даже собственная литература — от коротких сатирических рассказов Алекса Экслера и Юрия Нестеренко до конкурса интернет-творчества«Тенёта», среди победителей которого были такие известные персонажи, как поэт Григорий Дашевский и один из главных представителей русскоязычной психоделической прозы Егор Радов.

Однако рунет конца 90-х не представлял собой той одновременно связной и открытой среды, какой он стал впоследствии. Ситуация эта быстро изменилась, когда в начале 2001 года на платформу индивидуальных блогов Livejournal пришли первые популярные интернет-авторы того времени. В числе наиболее известных ранних жежеистов следует назвать:

  • профессора-филолога Романа Лейбова, преподающего в Мекке гуманитарных интеллектуалов позднего СССР — Тартуском университете в Эстонии,
  • математика и публициста евразийской направленности Мишу Вербицкого, создателя антикультурологического альманаха «Ленин»и владельца звукозаписывающего лейбла «УР-РЕАЛИСТ»,
  • одного из первых русскоязычных блогеров медиаменеджера Антона Носика,
  • менявшего свои политические взгляды как перчатки публициста Дмитрия Ольшанского,
  • расплодившего множество «виртуалов» русского националиста и писателя-фантаста Константина Крылова

Несмотря на то, что зарегистрироваться в ЖЖ тогда можно было лишь по приглашению, к февралю 2004 года число пользователей, указавших в графе «Местоположение» Российскую Федерацию, достигло отметки 40 000, а двумя годами позже их стало 235 000.

Разделившись по разнообразным предпочтениям, блогеры разбрелись по группам, но, тесно связанные друг с другом пересекающимися френд-лентами, образовали сообщество, ставшее для ряда социологов моделью русскоговорящей интеллектуальной среды.

Плотность этого сообщества, размывающая грани между личным блогингом и профессиональной публицистикой, стала существеннейшим отличием российской блогосферы от американской.

Последняя гораздо более четко делилась на массы — обычно это были молодые люди, пишущие о своей частной жизни и увлечениях в Livejournal, — и профессиональных авторов-публицистов, ведущих блоги на отдельных сайтах.

В отличие от закрытых интеллектуальных сред и институциональных медиа, ЖЖ распахнул свои двери в том числе для всевозможных вытесненных за пределы традиционных СМИ и маргинализованных деятелей с их чересчур смелыми идеями. Быстро развивающаяся блогосфера, в которой вплоть до апреля 2005 года полностью отсутствовала цензура, стала естественным рупором исключенных.

В политическом сегменте ЖЖ быстро определились две основные группы. Одна из них была связана с демократической оппозицией; другая же, оказавшаяся более продуктивной, — с русским национализмом и разнообразными контркультурными движениями последней декады XX века.

Теперь обратим взгляд на Запад, на Британию середины 1990-х. А точнее — на Лабораторию исследований киберкультуры в университете Варвик,расположенном в городе Ковентри. Здесь в это время молодой философ Ник Лэнд в компании будущих знаменитых художников братьев Чапмен, мыслителей Резы Негарестани и Рэя Брасье, культуролога Марка Фишераи дабстеп-музыканта Kode9 создавал концепцию стремительно ускоряющегося по направлению к будущей сингулярности технологического развития.

Идеи, представлявшие собой безумный микс из постструктуралистской философии Жиля Делеза, сюрреалистических писаний Антонена Арто, либертарианства, экспериментальной литературы и киберпанка, оставались маргинальным явлением при господствовавших в западной науке и политике левых и либерально-консервативных взглядах. Тексты же Ника Лэнда — в особенности наиболее сложные и экспериментальные из них, написанные к концу университетского периода его творчества, — можно было найти лишь в малодоступных журналах и арт-брошюрах, а кое-какие и вовсе циркулировали в виде неопубликованных черновиков.

Свою значимость они вновь обрели лишь недавно — с появлением на философской и политической сцене «акселерационизма» разных сортов. Здесь можно вспомнить и лево-гуманистический «Манифест акселерационизма» Алекса Уильямса и Ника Срничека, с их возвратом к идеям управляемого при помощи экспертов и сложных вычислительных систем социалистического общества.

Но основателями движения стали правые.

Ушедший из академии и обосновавшийся в Шанхае Ник Лэнд вернулся в культуру после десятилетия относительного бездействия. За ним пошли и другие: интернет-движения альтернативных правыхи «неореакционеров» «темного просвещения», сыгравшие свою роль в президентской кампании Дональда Трампа, были политическим крылом правого акселерационизма.

За их антидемократической и часто промонархической идеологией восстановления «естественного социального неравенства» зачастую стоит не только отказ от «неконкурентоспособного» общества равных возможностей и поддержки слабых путем государственного давления на сильных, но и радикальное стремление к преодолению. Ускорение ради ускорения, отбрасывающее человечество на своем пути, как устаревший и ненужный фрагмент, — вот идея акселерационизма справа.

Однако как политическое явление акселерационизм не нов: это одна из доминирующих идеологий русской блогосферы середины нулевых.

Пожалуй, наиболее ярким и активным в тот период контркультурным автором ультранационалистического сектора был Владимир Фролов, который вел свои (ныне уже уничтоженные) блоги под никнеймами yarowrath, lord_marshal, zargod, heideg.

Центральным пунктом его идеологии было стремление к ускорению технологического прогресса, сливающегося с магическими практиками, пропаганда психоделии и преодоление биологических и даже физических ограничений, которыми скован человек и мир в целом.

Оппонируя либерал-гуманистам и выражая симпатии будущему сверхчеловеку, правящему мирами, он за несколько лет сменил множество формальных политических дискурсов — оболочек своих идей. На протяжении 8 лет публичной активности под разными никами (с 2005 по 2013 год) Яроврат дрейфовал между неонацизмом, сталинизмом, путинизмом, либертарианством, а также чистой пропагандой собственной антигуманистической версии трансгуманизма — «эмергенции».

С жанровой точки зрения его творчество представляло собой смесь праворадикальной фантастики, произведений Говарда Лавкрафта, киберпанковских компьютерных игр, а также вселенной Warhammer 40 000.

В цикле текстов, написанных в конце 2000-х, Яроврат манифестирует свою религиозно-политическую программу. Она предполагает уничтожение мира существующего во имя мира идей (называемого им «Хаосом»), человечества — во имя сверхразума, стационарного — во имя изменяющегося. Автор превозносит элиту с ее тоталитарной, направленной в будущее волей, противопоставляя этот класс «стремящимся к привычной жизни» массам:

«…наиболее реалистичным сценарием сингулярности является глобальная термоядерная война с почти неизбежной победой сверхлюдей. Если вы внимательно читали тексты первопророка сингулярности Вернора Винджа, то понимаете, что для него это было тоже очевидным (иначе откуда взялось, например, радиоактивное озеро на месте Пекина?). Разумеется, мы не ставим термоядерную войну в ранг самоцели, но мы и не боимся ее. Цель — сингулярность. Если для достижения ее нужно разнести планету на булыжники — да будет так».

Одним из самых известных (и немногих, которые ныне находятся в открытом доступе) текстов «нацистского» периода Яроврата остается «Путеводитель по коридорам Ада». В нем описаны «юниты» и «локации» Москвы, «захваченной жидобольшевиками». Вот характерный фрагмент «Путеводителя…»:

Телебашня

Телепатическая башня в Останкино — это «кощеева игла», «вертикаль власти», центральный пси-генератор в Евразии. Вокруг телебашни процент самоубийств в десять тысяч раз выше, чем в среднем по стране. Дело в том, что сама телебашня была построена на месте кладбища самоубийц. На таких кладбищах обитают инферноалуфы, питающиеся соответствующей пси-эманацией. Как мы видим, инферноалуф этот до сих пор живет и здравствует, продолжая принуждать людей к самоубийству и питаясь получаемыми в результате пси-эманациями. Служители культа этого инферноалуфа обитают в самой башне. Их телепатическая мощь помогает ретранслировать исходящие от инферноалуфа телепатические команды на всю страну.

Пятикнижие

Пятикнижие Моше на Новом Арбате — это пять зданий, выполненных в форме книг и являющихся гигантскими антеннами-ретрансляторами для иудейской некромагии. Переизлучаемые этой макроструктурой инфернополя и некролучи покрывают всю Москву, ввергая ее во власть Йог-Сотота.

Зиккурат

Зиккурат Бланка — это главнейший в Срединном Мире храм Йог-Сотота и единственный в Евразии постоянно действующий портал в Ад. Хотя по размерам он уступает телепатической башне в Останкино и пятикнижию Моше на Новом Арбате, важность Мавзолея трудно переоценить.

Несмотря на свой крайний радикализм и неспособность организовать вокруг себя хоть в какой-то степени устойчивые группы людей, Яроврат был одним из наиболее известных интернет-авторов середины 2000-х, а его записи постоянно находились в топе Яндекса — рейтинге наиболее цитируемых постов блогосферы.

Читать дальше в журнале "Нож"

 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic